16+
На сегодня ссылок в базе данных: 728799
Блоги
База данных веб-ресурсов регионаПрислать фото Добавить сайт

Когда совесть раздавали - их дома не было

Редакция нашей газеты пишет только о хороших делах, замечательных людях. Другие стороны жизни нашего населения остаются незатронутыми. В газете «Белозерье» от 09 декабря 2014 года была опубликована статья о встрече ветеранов в Пенсионном фонде. Где начальник, Тамара Алексеевна, тепло и душевно принимала ветеранов, рассказала обо всех изменениях в пенсионной системе РФ, устроила чаепитие, ответила на вопросы, которые волнуют ветеранов, всех приглашала за консультациями и т.п.

Но, к сожалению, я имею другой опыт общения с нашим Пенсионным фондом. Отработав в районе Крайнего Севера в шахте 17 лет и получив инвалидность связи с тяжелыми условиями труда, после сокращения по месту работы мне пришлось выехать в родную Вологодскую область.

Узнав о некоторых особенностях назначения пенсии работникам Крайнего Севера, я решил разобраться с начислением моей пенсии. До этого я неоднократно обращался в устной и письменной форме в наш Пенсионный фонд о проверке и перерасчете своей пенсии, но дальше отписок и некорректных ответов дело не доходило. Изучив пенсионное законодательство, пришел к выводу, что мой стаж, а соответственно и пенсия, рассчитаны неверно. И мне пришлось обратиться в суд для восстановления своих прав. На сегодняшний день состоялось уже 7 судебных заседаний по моему делу. Вологодский областной суд удовлетворил мои исковые требования и обязал Пенсионный фонд произвести перерасчет пенсии с момента ее назначения. Уже идет пятый месяц но решение суда Пенсионным фондом до сих пор не исполнено. Считаю, что Пенсионный фонд умышленно затягивает исполнение решения суда. Специалисты Пенсионного фонда по-своему трактуют законодательство и решения судов. Обращаясь с вопросом: «когда будет исполнено решение суда», я не получаю конкретного ответа.

К примеру: начальник, Горькова Т.А., считает, что моя пенсия должна соответствовать пенсии пастуха, а в обосновании этого, говорит, что я пью молоко и кушаю мясо и где пенсию заработал, там и должен ее получать. Ведущий специалист по расчетам на мой вопрос: «почему не применяются социальные гарантии при начислении пенсии для северян в нашем ПФ» - отвечает: «что она не обязана изучать мои гарантии, так как нас шахтеров в Белозерске можно пересчитать по пальцам». Вопрос был задан и юристу ПФ: «не боитесь ли вы ответственности за некорректные, необоснованные ответы», на что услышал ответ: «что за данные действия ее не накажут».

У меня сложилось такое впечатление, что специалисты и начальник ПФ просто не хотят помогать пенсионерам. Ущемляя права граждан на получение социального обеспечения, ПФ нарушает основной закон нашего государства – Конституцию РФ. Вот и задумайтесь, стоит ли обращаться с вопросами в наш Пенсионный фонд или попить чайку и выслушать сказку о прекрасной жизни на пенсии?

 

 

В.Г. Кривоногов

(Владимир Геннадьевич  Кривоногов)   Страница  ВКонтакте

 

 

ВОЛОГОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 06 августа 2014 года № 33-3414/2014

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда в составе:

председательствующего Образцова О.В.,

судей Вершининой О.Ю., Белозеровой Л.В.,

при секретаре Осовской Н.А.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Кривоногова В. Г. на решение Белозерского районного суда Вологодской области от 15 мая 2014 года, которым исковые требования Кривоногова В. Г. удовлетворены частично.

На Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области на основании пункта 4 статьи 30 Федерального закона от 17 декабря 2001 года №173-Ф3 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» возложена обязанность зачесть Кривоногову В. Г. в общий трудовой стаж период его учебы в педучилище с 01 сентября 1976 года по 05 июля 1979 года, а также в льготном исчислении его службу в армии по призыву с 18 апреля 1980 года по

29 мая 1982 года как один день службы за два дня работы.

В удовлетворении остальных исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Вологодского областного суда Вершининой О.Ю., объяснения Кривоногова В.Г., объяснения представителя Государственного учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области Горбачевой С.А., судебная коллегия

установила:

Кривоногов В.Г. обратился в суд с исковым заявлением к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области (далее – ГУ-УПФ Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области, пенсионный орган) о включении в специальный педагогический стаж периода учебы в педучилище с

01 сентября 1976 года по 05 июля 1979 года, периода работы учителем до армии с 15 августа 1979 года по 10 апреля 1980 года, периода службы в армии с

18 апреля 1980 года по 29 мая 1982 года, периода работы директором ДЮСШ с

27 августа 1982 года по 07 февраля 1983 года, периода инвалидности 2 группы по профзаболеванию с 18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года; о возложении на ответчика обязанности произвести перерасчет денежных выплат с

18 сентября 2002 года - даты назначения пенсии по профзаболеванию 2 группы инвалидности, согласно перерасчету специального стажа, осовремененного среднего заработка с применением коэффициентов на данную дату; произвести перерасчет денежных выплат трудовой пенсии по старости за работу в РКС Список №1 с 01 февраля 2006 года с применением Федеральных законов №№340-1,

166-ФЗ, 173-Ф3 и коэффициентов; произвести расчет процентов валоризации до

01 января 1991 года; произвести расчет доплаты согласно Федеральному закону №84-ФЗ от 10 мая 2010 года; произвести выплату всей недополученные суммы пенсии с учетом произведенных перерасчетов с индексацией с момента выхода на пенсию по профзаболеванию.

В дополнении к иску от 25 марта 2014 года просил суд включить в специальный трудовой стаж период получения пособия по обязательному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности с 09 октября 2000 года по 18 сентября 2002 года; в дополнении к иску от 28 апреля 2014 года - включить в страховой стаж периоды учебы, а именно 3 года, службу в армии в двойном исчислении 1 год за 2 года, работу учителем и директором ДЮСШ и произвести перерасчет пенсии с 2002 года и выплатить недополученные суммы пенсии с индексацией.

В обоснование требований указал, что он неоднократно обращался в пенсионный орган с просьбой о перерасчете пенсии, однако его заявления оставлены без удовлетворения, в результате чего произведено неправильное исчисление стажа и соответственно денежных выплат по закону №173-Ф3, не проиндексировав рост зарплат. Полагал, что специалисты пенсионного органа недобросовестно отнеслись к исполнению своих должностных обязанностей, чем нарушили его права.

Определением Белозерского районного суда Вологодской области от 08 апреля 2014 года к участию в деле в качестве ответчика привлечено Государственное учреждение – Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Вологодской области.

Истец Кривоногов В.Г. в судебном заседании исковые требования поддержал.

Представитель ответчика Государственного учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области по доверенности Карпуничева Л.B. исковые требования полагала не подлежащими удовлетворению, суду пояснив, что расчет размера досрочной трудовой пенсии по старости Кривоногову В.Г. произведен по наиболее выгодному для него варианту, как и валоризация величины расчетного пенсионного капитала по специальному стажу.

Представитель ответчика Государственное учреждение – Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Вологодской области в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежаще.

Судом принято приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Кривоногов В.Г., ссылаясь на неверную оценку суда представленным доказательствам, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, ставит вопрос об отмене принятого решения в части отказа в удовлетворении остальных исковых требований с разрешением вопроса по существу об удовлетворении иска в полном объеме. В обоснование жалобы указывает, что период получения пособия по обязательному социальному страхованию пенсионный орган был обязан включить в специальный стаж, что не нашло отражения в решении суда; судом необоснованно отказано в удовлетворении требований о включении в специальный трудовой стаж периода нахождения на инвалидности 2 группы по профзаболеванию, однако такое право предоставлено Федеральным законом №340-ФЗ, согласно которому время инвалидности 1 и 2 групп вследствие профессионального заболевания приравнивается к работе, на которой получено это заболевание, при этом не имеет значения продолжительность работы, на которой была получена инвалидность, а также время наступления инвалидности 1 и 2 группы и перерывы в ней. Полагал необходимым возложить на ответчика обязанность произвести перерасчет величины расчетного пенсионного капитала с учетом увеличения суммы валоризации, а также взыскать в его пользу недополученную пенсию по инвалидности и по старости, индексацию недополученной пенсии по состоянию на дату вынесения судебного решения.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что Кривоногов В.Г. с 18 сентября 2002 года являлся получателем пенсии по инвалидности второй степени ограничения способности к трудовой деятельности на основании статьи 8 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ.

01 февраля 2006 года ГУ-УПФ Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области Кривоногову В.Г. в порядке п. 1.1 статьи 27 и статьи 28.1 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ назначена пенсия в связи с наличием необходимого стажа работы в районах Крайнего Севера, а также требуемого стажа на подземных работах, на работах с вредными условиями труда.

При назначении пенсии учитывался стаж работы истца в районах Крайнего Севера, а также стаж его работы в горнодобывающей промышленности, отнесенной к Списку № 1 Производств работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, утвержденный постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года № 10 в разделе XXXIII. В связи с этим льготная пенсия ему назначена с двойным снижением возраста, по достижению 45 лет.

Страховой стаж Кривоногова В.Г. на момент обращения с заявлением о назначении пенсии определен пенсионным органом как 21 год 2 месяца 19 дней, специальный стаж 17 лет 1 месяц 16 дней.

 

Отказывая Кривоногову В.Г. в удовлетворении требований о включении в специальный стаж истца периода получения истцом пособия по обязательному социальному страхованию с 09 октября 2000 года по 18 сентября 2002 года, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для включения спорного периода в специальный стаж, поскольку он не может расцениваться как период временной нетрудоспособности.

Соглашаясь с выводами суда в этой части, судебная коллегия исходит из следующего.

Из представленных Государственным учреждением - региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Коми филиал № 1 в суд первой инстанции сведений, Кривоногов В.Г. является получателем ежемесячных страховых выплат в связи с утратой ... процентов профессиональной трудоспособности по профзаболеванию – хронический ..., ему производились страховые выплаты в период его временной нетрудоспособности с 09 октября 2000 года по 18 сентября 2002 года.

Согласно ответу на запрос суда апелляционной инстанции Кривоногов В.Г. находился на больничном листе с 29 февраля 2000 года по 09 октября 2000 года.

Принимая во внимание, что истцом не представлено и судом не добыто доказательств получения Кривоноговым В.Г. в период с 09 октября 2000 года по 18 сентября 2002 года пособия по временной нетрудоспособности по больничным листам, суд первой инстанции сделал правильный вывод о невозможности включения в специальный стаж Кривоногова В.Г. заявленного им периода.

В то же время судебная коллегия не может согласиться с выводами суда об отказе Кривоногову В.Г. во включении в специальный стаж периода нахождения его на инвалидности по профессиональному заболеванию с 18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года в силу следующего.

Как установлено судом, Кривоноговым В.Г. в период его работы в шахте «...» получено профессиональное заболевание – ..., диагностированные истцу впервые в мае 2000 года в Клинике ..., что подтверждается выписным эпикризом ( л.д. 23).

При последующем освидетельствовании Кривоногова В.Г. подтвержден диагноз истца и ему установлена степень утраты профессиональной трудоспособности ... процентов в связи с профессиональным заболеванием.

Согласно акту расследования профессионального заболевания от 13 июня 2000 года на основании расследования комиссией установлено, что случай профессионального заболевания возник в результате длительной работы Кривоногова В.Г. в подземных условиях, а непосредственной причиной заболевания послужило длительное воздействие вредных производственных факторов.

18 сентября 2002 года Кривоногову В.Г. впервые установлена 2 группа инвалидности от профессионального заболевания, что подтверждается имеющейся в материалах пенсионного дела справкой МСЭ.

В силу статьи 92.1 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» при установлении пенсии по старости в связи с особыми условиями труда в соответствии со статьей 12 Закона время инвалидности 1 и 2 групп вследствие увечья, связанного с производством, или профессионального заболевания приравнивается к работе, на которой получено указанное увечье или заболевание.

Отказывая истцу в удовлетворении требований о включении в специальный стаж периода нахождения его на инвалидности по профессиональному заболеванию, суд первой инстанции указал, что такое право предусматривалось статьей 92.1 Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации», который утратил силу с 01 января 2002 года, а инвалидность Кривоногову В.Г. установлена 18 сентября 2002 года в период действия Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 года № 173-ФЗ, который такого права не предусматривает.

Судебная коллегия полагает, что данный вывод суда первой инстанции не основан на законе, поскольку профессиональное заболевание, следствием которого явилась инвалидность 2 группы, Кривоногов В.Г. получил в период действия Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года № 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации».

 

По мнению судебной коллегии юридическое значение имеет не дата получения истцом инвалидности, как ошибочно указал суд первой инстанции, а момент выявления профессионального заболевания.

С учетом изложенного, решение суда в части отказа Кривоногову В.Г. во включении в специальный трудовой стаж периода нахождения его на инвалидности 2 группы с 18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года подлежит отмене, с принятием нового решения об удовлетворении иска в этой части.

Принимая во внимание, что пенсионный орган, получив документы от истца для назначения пенсии, произвел неверную оценку суммарной продолжительности специального стажа истца, в результате неправомерных действий ответчика, размер пенсии Кривоногова В.Г. был исчислен без учета подлежащего включению в специальный стаж периода инвалидности 2 группы с 18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года, в связи с чем по вине пенсионного органа истец получал пенсию в меньшем размере, поэтому истец имеет право на перерасчет размера пенсии за прошедшее время с 01 февраля 2006 года.

По приведенным основаниям решение суда в указанной части подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении иска.

Решение суда об отказе в удовлетворении требований Кривоногова В.Г. в оставшейся части является законным и обоснованным.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона от 10 мая 2010 года № 84-ФЗ «О дополнительном социальном обеспечении отдельных категорий работников организаций угольной промышленности» лица, работавшие в организациях угольной промышленности непосредственно полный рабочий день на подземных и открытых горных работах (включая личный состав горноспасательных частей) по добыче угля и сланца и на строительстве шахт не менее 25 лет либо не менее 20 лет в качестве работников ведущих профессий - горнорабочих очистного забоя, проходчиков, забойщиков на отбойных молотках, машинистов горных выемочных машин и получающие пенсии в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеют право на ежемесячную доплату к пенсии за счет взносов, уплачиваемых организациями угольной промышленности в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации на выплату доплаты к пенсии. В стаж работы, дающей право на доплату к пенсии, включаются периоды работы, засчитываемые в стаж на соответствующих видах работ, дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Исчисление стажа работы, дающей право на доплату к пенсии, производится в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для исчисления стажа на соответствующих видах работ при назначении досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с подпунктом 11 пункта 1 статьи 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 года №173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

В связи с отсутствием у Кривоногова В.Г. требуемого специального стажа для назначения дополнительного социального обеспечения согласно статье 1 вышеназванного Закона, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в иске в этой части.

Отказывая Кривоногову В.Г. в удовлетворении исковых требований об обязании ответчика произвести расчет процентов валоризации до 01 января 1991 года, суд первой инстанции исходил из фактических обстоятельств дела и того, что расчет валоризации пенсии произведен ответчиком в интересах истца по наиболее выгодному для него варианту.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции в части отказа Кривоногову В.Г. в удовлетворении иска о включении в специальный трудовой стаж периода нахождения его на инвалидности 2 группы с 18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года и перерасчете пенсии, не может быть признано законным и обоснованным, оно в этой части подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении иска.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Белозерского районного суда Вологодской области от 15 мая 2014 года в части отказа Кривоногову В. Г. во включении в специальный трудовой стаж периода нахождения на инвалидности 2 группы с 18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года отменить.

Принять в этой части новое решение, которым исковые требования Кривоногова В. Г. удовлетворить.

Включить в специальный трудовой стаж Кривоногова В. Г. период нахождения его на инвалидности второй группы с

18 сентября 2002 года по 09 августа 2006 года.

Обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Белозерском районе Вологодской области произвести Кривоногову В. Г. перерасчет пенсии с 01 февраля 2006 года.

В остальной части решение Белозерского районного суда Вологодской области от 15 мая 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Кривоногова В. Г. – без удовлетворения.

 

 

 

 


Комментарии

Всего: 1
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
Powered by Cotonti
Copyright © 2010–2018 29ru.net